Прощай и здравствуй, граница!

...

Из всех своих наград полковник запаса Дмитрий Гонимар особо ценит одну – потемневшую от времени медаль «За отличие в охране государственной границы».

– Это был конец девяностых или даже двухтысячный год, – вспоминает Дмитрий Васильевич. – В Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР молодежная оппозиционная боевая группировка провела серию терактов и, скрываясь от китайских властей, вышла на российскую территорию.

Террористы шли двумя группами: трое в первую ночь, и на следующую ночь – еще пятеро. Все они были задержаны пограничной заставой, был выявлен и их пособник, задачей которого было сопроводить их через территорию России в Киргизию, где уйгурская диаспора достаточно велика. Вот за эту операцию тогда еще подполковник Гонимар и получил самую дорогую свою награду.

 

На афганской границе

В общей сложности Дмитрий Гонимар провел на границе восемнадцать лет – с 1985 по 2003 годы. Начинал служить в советском Казахстане, после учебы в Москве продолжил службу в Забайкалье.

Стать военным решил еще в школе, после восьмого класса собирался уйти в кадеты, но не пропустила медкомиссия. Получив аттестат о среднем образовании, по совету преподавателя НВП подал документы в пограничное училище в Алма-Ате.

Стажировку проходил на самой южной заставе Советского Союза – пограничной заставе Медесан Тахтабазарского пограничного отряда.

- Я там узнал, что самая южная точка СССР – это, оказывается, не город Кушка, как нам говорили в школе, а погранзнак номер 23, - смеется Дмитрий Васильевич.

Два месяца стажировки на афганской границе запомнились страшной жарой, серым от песчаной пыли небом и постоянным напряжением – в Афганистане шла война…

Три рубежа окопов, усиленный наряд с собакой, пулеметом, радиолокационной станцией и прибором ночного видения – так выглядели будни заставы Медесан.

 

Китайская граница

После училища была застава Майкапчагай в Казахстане. На другой стороне маленькой речушки находился китайский поселок Зимунай; застава стояла прямо напротив китайского поста.

- Когда я пришел на заставу и прослужил примерно полгода, я проколол полтора дополнительных ряда дырок в портупее, - рассказывает Дмитрий Гонимар. – Это при том, что в училище были достаточно серьезные нагрузки. Но на границе они практически удваиваются. Те, кто служил на заставах в советское время там, где стояли сигнализационные комплексы, знают, что это такое – режим дня достаточно рваный, день-ночь зачастую путаются. А если на заставе, не дай бог, остаются всего два офицера или офицер и прапорщик, то они меняют друг друга и через некоторое время становятся похожи на привидения.

 

Забайкалье

За время службы в Казахстане Дмитрия дважды отправляли на учебу: сначала на Высшие курсы КГБ в Киеве, а в начале девяностых – в Москву, в Краснознаменный институт имени Андропова (сегодня это Академия внешней разведки).

В Москву Гонимар прилетел на следующий день после окончания ГКЧП, а после окончания учебы в 1994 году оказался в совсем другой стране. Советский Союз развалился, Восточный пограничный округ, выдавший Дмитрию направление в институт, остался в Казахстане, за пределами России…

В результате Дмитрий Гонимар снова отправился на китайскую границу, но теперь уже в Забайкалье. Начинал на Забайкальском контрольно-пропускному пункте, потом служил в пограничном отряде. Именно в это время КПП перевели на контрактную основу.

- Нам из штаба округа позвонили и сказали, что со следующего призыва нам не будет ни одного солдата срочной службы. И мы в населенном пункте с численность 10 тысяч человек должны были набрать порядка 400 солдат личного состава, - вспоминает полковник запаса.

Поселок Забайкальск в начале девяностых приобрел печальную известность в связи с массовыми грабежами товарных вагонов с грузами из Китая. К 1994 году с грабежами было более-менее покончено, но социальная ситуация оставалась ужасной – безработица, нищета… Пограничная служба по контракту для многих стала шансом на лучшую, более стабильную и обеспеченную жизнь.

Впрочем, и на пограничной заставе в середине девяностых хватало проблем.

- Некоторое время мы кормили заставу «с колес», - рассказывает Дмитрий Гонимар. – То есть, приходил состав с продуктами на станцию, все тут же перегружалось на машины, и машины уходили на границу. Бывало такое, что на заставе ничего, кроме муки, пшена и соли не оставалось. Остальное все было «с колес».

Уже позднее были налажены закупки продовольствия в Китае – Дмитрию Васильевичу позвонили из регионального управления в Чите и попросили найти солидную, вызывающую доверие компанию по ту сторону границы. Такая компания у Дмитрия Гонимара на примете была – в свое время она уже осуществляла поставки для РЖД. Контракт был заключен.

 

Прощай и здравствуй, граница!

В 2003 году Дмитрий Гонимар оставил службу, но размеренная жизнь пенсионера оказалась не по нему. Уже через полгода Дмитрий Васильевич ушел в службу безопасности предприятия «Норильский никель». За несколько лет дошел до должности заместителя директора департамента безопасности. О работе ветерана-пограничника в Норильске можно написать отдельный приключенческий роман – «лихие девяностые» не закончились там и с приходом нового тысячелетия.

После Крайнего Севера полковник запаса Гонимар снова оказался далеко на юге – сегодня он живет и работает в Ташкенте. Но и своих земляков-пограничников не забывает. Дмитрий Гонимар – член совета региональной общественной организации «Пограничники Зауралья», активно участвует в ее мероприятиях, приезжает на все заседания совета.

А еще осуществляет добровольное шефство над деревней Санаторной в Кетовском районе, по соседству с которой когда-то несколько лет отучился в школе и где, согласно архивным данным, находился в свое время казачий пограничный пост.

 

Елена Барышева

Комментарии

Оставить комментарий

В ближайшем выпуске газеты наши корреспонденты расскажут вам о самых актуальных новостях

В ближайшем выпуске газеты наши корреспонденты расскажут вам о самых актуальных новостях

Все новости рубрики Газета