Окно в столицу, или Высшее дворянство в провинциальном городке

...

В этом году исполнится 190 лет с тех пор, как молодые, образованные дворяне-офицеры, мечтавшие о лучшей доле для своей страны, вышли на Сенатскую площадь Петербурга, чтобы положить конец самодержавию и крепостничеству. Судить о декабристах можно по-разному, но отрицать тот факт, что они повлияли на политическую жизнь страны, нельзя. Так же, как нельзя не заметить перемены в культурном и интеллектуальном облике сибирских городов, где они отбывали ссылку. В числе этих городов – и родной Курган.

– Роль декабристов в истории нашей области принято преувеличивать, – такие слова научного сотрудника Курганского дома-музея декабристов Ольги Петровой вызвали некоторое недоумение, но, когда она объяснила, что именно имела в виду, оказалось трудно не согласиться со сказанным. – Они просто жили, были порядочными людьми и влияли на наш город именно этой жизнью и порядочностью, а не какими-то конкретными преобразовательными мерами. У нас все было проще, а тут – высший класс, элита России. Декабристы и их жены побывали на каторге и многое перенесли, но свои знания и манеры сохранили. Жители провинциального городка – крестьяне, мещане, чиновники – невольно начинали меняться внутренне, когда изо дня в день встречали изящных дам, которые подругому говорили, по-другому себя вели, носили платья, каких никогда раньше не видывали курганские улицы. С декабристами связан целый пласт культуры, особенно важный для совсем тогда маленького Кургана. Конечно, это влияние не ограничивалось только подобными случайными встречами. Столичные ссыльные не могли жить отдельно от местного общества. Они общались, занимались повседневными делами, и эти дела невидимыми нитями притяжения опутывали город.

Хотите яблочек?

Например, Андрей Розен (жил в Кургане в 1832–1837 годах) успешно занимался сельским хозяйством. Ссыльным аристократам выделяли небольшие участки по 15 десятин, чтобы хватало на проживание. Некоторые декабристы в земле не нуждались и отдавали свои наделы Андрею Евгеньевичу, так что у него было целое поле, где он выращивал разные зерновые и бобовые культуры. Из Центральной России ему присылали семена, для обработки земли он применял новые сельскохозяйственные машины и получал в результате очень хорошие урожаи. Наши крестьяне приходили к нему учиться и иногда получали в подарок семена. Михаил Нарышкин (в Кургане с 1833 по 1837 год) развел сад – территория его усадьбы была в четыре раза больше, чем та, которая находится сейчас в ведении Дома-музея декабристов, и места хватало. На берегу Тобола были устроены парники. В саду росли яблони – у нас в Кургане в основном разводили вишню, а Михаилу Михайловичу высылали непривычные здесь саженцы из далекого центра. Именно поэтому в сквере Декабристов в Курганском городском саду высажены 13 яблонь – в память о людях, впервые вырастивших эти деревья на зауральской земле.

И фармацевт, и лекарь

Многое в жизни ссыльных декабристов было связано с медициной. И опять же в основе всего лежит не намеренный труд на благо местного общества, а личные проблемы, которые эффективно решались в силу уровня образования. – Они приехали сюда практически все больные чахоткой, – рассказывает Ольга Петрова (чахоткой тогда называли туберкулез). – Иван Повало-Швейковский, Иван Фохт, например. Елизавета Нарышкина страдала бронхиальной астмой. У Анны Розен было четверо детей, о здоровье которых нужно было заботиться. А в Кургане был один-единственный лекарь, и то, повидимому, не очень профессиональный. Вот жизнь и заставила их самих заниматься медициной. Так или иначе декабристы Фохт и Повало-Швейковский, закончившие жизнь в Кургане и захороненные на территории нынешнего городского сада (именно поэтому в сквере Декабристов установлены их памятные плиты), прославились как замечательные фармацевты, открывшие в городе аптеки и лечившие местное население. Иван Федорович Фохт (первый декабрист в Кургане, прибыл в 1830 году, умер в 1842-м) был известен тем, что снабжал лекарствами всех нуждающихся, в том числе местных бедняков, которые в другом случае вряд ли бы задумались о лечении. Он целый месяц безвозмездно выхаживал тяжело болевшую семью смотрителя Курганского уездного училища Тимофея Каренгина, помогал, как мог. Благотворительной медициной занимался и Иван Семенович Повало-Швейковский, активный член Южного общества, участник Бородинского сражения, дважды награжденный Золотой шпагой с надписью «За храбрость» и многочисленными орденами. Как пишет Александра Васильева в книге «Забытый Курган», он был отнесен к государственным преступникам первого разряда и приговорен к смертной казни, которую заменили на вечные каторжные работы. У нас Иван Семенович жил с 1840 года до смерти в 1845-м.

Бетховен из окон

Огромное влияние декабристы оказали на просвещение и образование горожан. Они принимали участие в работе уездного училища, жертвуя прекрасную литературу, ежегодно присутствовали на экзаменах. Николай Басаргин (жил в Кургане в 1842– 1846 годах) рассказал Тимофею Каренгину о ланкастерской школе Ивана Якушкина, открытой в Ялуторовске, познакомил его с Иваном Пущиным (через рекомендательное письмо) и другими декабристами, отбывающими ссылку в Тобольской губернии. Так наше провинциальное образование прикоснулось к великому поэту Александру Пушкину через его друзей. А Вильгельм Кюхельбекер, пробывший в Кургане совсем недолго – с 1845 по 1846 год, начал традицию празднования дня рождения Александра Сергеевича, которая и сейчас продолжается сотрудниками Дома-музея декабристов. – Эти люди закладывали культурные традиции, – говорит заведующая музеем Галина Буракова. – Общество менялось в лучшую сторону, тянулось за ними, старалось следовать их примеру. Судейские опасались брать взятки и пьянствовать – декабрист Александр Бригген (в Кургане с 1836 по 1857 год) получил работу в городском суде, видел, что там творится, и даже писал жалобу.

К сведению

В разные годы в Кургане отбывали ссылку 13 декабристов: Иван Фохт, Владимир Лихарев, Михаил Назимов, Андрей Розен, Михаил Нарышкин, Николай Лорер, Александр Бригген, Петр Свистунов, Флегонт Башмаков, Иван Повало-Швейковский, Николай Басаргин, Дмитрий Щепин-Ростовский, Вильгельм Кюхельбекер. В их честь в областном центре названы улицы и сквер в городском саду, как памятники культуры и архитектуры охраняются дома Нарышкиных, Кюхельбекера, Розена.

Декабристы создавали общественное мнение, осуждавшее нелицеприятные поступки. Несмотря на то, что им было здесь скучно и недоставало людей соответствующего им круга, они не чуждались местного общества и даже становились крестными в семьях. Самыми состоятельными из ссыльных декабристов были Михаил и Елизавета Нарышкины – их поддерживали знатные богатые родственники. Они купили на берегу реки Тобол хороший дом постройки 1774 года. Этот дом стал центром культурной жизни города. По пятницам здесь собирались декабристы, ссыльные поляки, местная интеллигенция, проходили дискуссии по вопросам истории, философии, читались стихи, устраивались музыкальные вечера. Говорят, что жители нашего города услышали классическую музыку из окон дома Нарышкиных – Михаил Михайлович хорошо играл, у Елизаветы Петровны был прекрасный профессиональный голос. Такие вечера до сих пор проводятся в Доме-музее декабристов, расположенном в нарышкинском особняке. Поскольку средства позволяли, в воскресные дни ссыльные супруги иногда раздавали беднякам деньги и одежду. По словам декабриста Николая Лорера, жившего в Кургане одновременно с Нарышкиными, они были истинными благодетелями целого края. Как рассказала Ольга Петрова, Михаил Михайлович был очень религиозным и много занимался миссионерством – ездил с местным священником по округе, проповедовал православие людям других вероисповеданий.

Даже из Южной Америки!

– Казалось бы, интерес к истории утрачен, но это не так, – считает Галина Буракова. – Мы это видим. В 1837 году, во время приезда в Курган цесаревича Александра, находившийся в его свите поэт Василий Жуковский встречался с декабристами в доме Нарышкиных. А сегодня в наш музей приезжают люди из-за границы. Даже из Южной Америки! Этим летом было много москвичей. Некоторые просто смотрят, другие спрашивают о восстании, о декабристах, как сложилась их судьба, как они здесь жили. Иногда люди едут семьями, составляют маршрут и посещают несколько мест, связанных с декабристами – Ялуторовск, Тобольск и в том числе наш Курган. У нас бывает много молодых людей, родители приводят сюда детей. Мы сотрудничаем с молодежными творческими коллективами, театром-студией «Суббота», студентами Курганского музыкального колледжа, школами, детскими садами, привлекаем людей элегантного возраста. Сейчас в музее идет реорганизация. Ему исполнилось 40 лет, за это время часть экспозиции устарела, появились новые экспонаты – как переданные потомками, так и исторические реконструкции предметов XIX века, созданные московскими историческими клубами. – Российское военно-историческое общество обратило на нас внимание, выделило средства, на которые мы купили новые шкафы и часть музейного оборудования, устанавливаем памятник Михаилу Нарышкину, – рассказала заведующая музеем. – За 40 лет жизни

Дома-музея декабристов многое поменялось, несмотря на консервативность нашего дела. Если раньше основной формой работы была экскурсия, то сейчас мы устраиваем выездные мероприятия. Сегодня музей решает задачи не только просвещения, но и досуга, старается привлечь посетителя, ориентирован на разные слои населения и возрастные группы. Посетители музея узнают не только о жизни декабристов в Кургане, но и об истории XIX века в целом, об Отечественной войне и патриотическом подъеме 1812 года. Из окон дома Нарышкиных по-прежнему льется классическая музыка и стихи Александра Пушкина, но, кроме культурного просвещения курганцев, он играет сегодня большую роль в патриотическом воспитании нашей молодежи.

Историческая справка

Дом-музей декабристов расположен в бывшей усадьбе Нарышкиных по адресу: ул. Климова, 80а. Михаил Нарышкин, член Союза благоденствия и Северного общества, полковник Тарутинского пехотного полка, после восстания на Сенатской площади был приговорен к 12 годам каторжных работ (срок сократили до 8 лет). В Курган на поселение прибыл 14 марта 1833 года после отбывания каторги в Читинском остроге и Петропавловском заводе, вместе с женой Елизаветой Нарышкиной – фрейлиной Императорского двора, урожденной графиней Коновницыной. Осенью 1837 года по царскому распоряжению Михаил Нарышкин в числе других декабристов был отправлен в действующую армию на Кавказ. Интерес к дому Нарышкиных резко возрос в связи с подготовкой к празднованию 100-летия со дня восстания декабристов в 1925 году. Тем не менее в разные годы советской власти здесь размещались завод по переработке молока, капо-корешковая мастерская, Дом пионеров, медицинское училище. Только в 1966 году облисполком ходатайствовал перед Советом Министров РСФСР о принятии дома на охрану и организации в нем музея, который был открыт спустя девять лет.

Марина Перова.

Комментарии

Оставить комментарий

Стоянку людей бронзового века обнаружили историки и археологи КГУ на территории Половинского райо

Все новости рубрики История Зауралья