От Исети до Убагана, или Как Сибирь стала русской

Сегодня история Западной Сибири, а значит, и Курганской области открывается заново.

Вводятся в научный оборот новые источники, применяются современные методы исследования. Так что впереди нас ждет ещё много открытий

Мы живем на земле, которая еще полтысячелетия назад не входила в состав России. О том, кто населял территорию Курганской области до прихода русских и как происходило присоединение Сибири к Московскому государству, нам рассказал председатель регионального отделения Российского исторического общества, декан исторического факультета Курганского государственного университета Денис Маслюженко. Он отметил, что это очень сложные вопросы, ведь современные этнические понятия плохо работают в Западной Сибири эпохи Средневековья. А значит, многие расхожие факты, которые нам сегодня известны, на самом деле – историографические штампы.

«Татарин да башкирин»

– Принято считать, что на территории Курганской области проживали зауральские татары и башкиры. Но все не так просто. Исследование средневековой Западной Сибири проводится не столько историками, сколько археологами, которые имеют дело с материальной культурой, а ее очень сложно использовать для реконструкции этнической картины. Даже когда мы видим перечисление местных народов в письменных памятниках начиная с XV–XVI века, там нет концептов «татары» или «башкиры».

Местное население было привязано не к крупным этническим группам или национальностям, но прежде всего к кланам и племенам. К XV–XVI веку в Юго-Западной Сибири, насколько нам известно, таких племен и кланов насчитывалось порядка 40.

Многие из них в XIII веке жили на территории Алтая, Прииртышья, Монголии и пришли на зауральские земли в эпоху создания Монгольской империи. Кроме племени люди связывали себя с правящей династией. В XV веке зауральцы назывались «шибанцами», так как в Тюменском и Сибирском ханстве правила династия Шибанидов. Наименования «татары» и «башкиры» по отношению к местному населению появилось только в русских документах в конце XVI века.

Правильнее говорить, что в Зауралье в то время проживало тюркоязычное население, которое на протяжении XVII века по многим причинам разделилось на татар и башкир. Как отмечают ученые, для России того времени было характерно этносословное деление, то есть, например, татарами называли представителей аристократии и воинского сословия. При этом могло учитываться место проживания: племена, которые оказались под контролем Уфимской администрации, чаще всего фиксировались в документах как башкиры, а Тобольской и Тюменской – как татары. Когда кого-нибудь из башкир переводили на территорию, подведомственную Тюмени, они начинали называть себя татарами, раз так было принято на местных землях. Некоторые вообще подписывались «татарин да башкирин» – одно наименование было социальным, а другое клановым. Было в Зауралье и племя «башкир», которое относило себя к татарам.

Так что этнос – как и многое другое в истории – не объективное существующее с древности явление. Он меняется и конструирует себя и своих представителей. Корректнее для XV–XVI века говорить не о «сибирских татарах» и «зауральских башкирах», а о зауральских тюрках в целом, которые были предками этих групп нового времени. Вообще в Зауралье был настоящий межэтнический котел.

Тюркские группы здесь пришлые, и они долго жили рядом с уграми, чаще всего манси. Когда степняки расселились в Сибири, они столкнулись с непривычной средой обитания и сложностями, а угры были здесь лучше адаптированы, поэтому начались взаимные заимствования. Много угорских мотивов отмечается в строительстве изб, предметах быта и женских украшениях. Помимо прочего, это говорит о межэтнических браках.

Ханские кочевья

Нельзя однозначно ответить и на вопрос, когда русские пришли на территорию Южного Зауралья. У нас принято считать, что после похода Ермака произошло присоединение Сибири к Московскому государству, но это миф. До XVIII века поход Ермака не считался глобальным событием. Это был обычный казачий набег, который привел к непредсказуемым последствиям. Когда Ермак ушел в поход, власти требовали его вернуть, чтобы он не развязал Московско-Сибирскую войну: страна пережила набеги крымского хана, разорительную опричнину и Ливонскую войну и только начала поправлять свое экономическое состояние. Кроме того, ей гораздо важнее было отстоять свои интересы на Западе, защитить юг от степняков. А на востоке была оптимальная пограничная линия на Урале, которая позволяла контролировать этот рубеж. Продвижение в этом направлении никого не интересовало, и после похода Ермака встал вопрос, что делать с Сибирью?

Государственное освоение началось, когда в Сибирь отправили трех русских воевод – Василия Сукина, Ивана Мясного и Данилу Чулкова. Они должны были не столько подчинять местные народы, сколько налаживать с ними отношения и строить форпосты. В 1586 году была поставлена Тюмень, а еще через год – Тобольск. После этого часть местных тюрков стала переходить на сторону русских: формировалось воинское сословие сибирских татар, а это говорит об их включении в состав государства.

Но в то время форпосты не появлялись ниже линии Тюмень–Тобольск. Как аргумент против этого приводят факт, что илецкая белка упоминается в составе получаемой дани, а значит, к Русскому государству уже тогда относился илецко-иковский бор на Тоболе. На самом деле этот бор был заповедной территорией: здесь никто не жил, но многие приходили охотиться, в том числе тюменцы, когда нужно было готовить пушнину для уплаты ясака.

Скорее всего, земли по Тоболу от Исети до Убагана, то есть вся нынешняя Курганская область, были ханским куруком («курук» – ханские кочевья) – территорией, освобожденной от населения и предназначенной для содержания хана. Столицей Сибирского ханства называют Искер, но, вероятно, это всего лишь наиболее северный пункт кочевания хана, где он находился несколько месяцев в году, когда собирал дань.

Столица Сибирского ханства была привязана не к городу, а к ставке хана. Продвижение русских на юг, в наш регион, началось только с разгрома в 1598 году хана Кучума, его отступления в степные земли Сибирского ханства и смерти. В 1600–1601 годах тюрки, жившие по Исети, стали подписывать шертные грамоты – договоры, в которых указывалось о переходе под русское господство с перечислением появляющихся прав и обязанностей. Но продолжался конфликт между русской властью и кучумовичами (потомками Кучума) при поддержке местного племени табынцев и Ногайской Орды, а позднее калмыков.

Земли по Тоболу до реки Миасс и даже южнее – до Юргамыша и Куртамыша – перешли под российское господство только в 1670-е годы: их отдали ичкинским татарам. В результате основным противником в этом регионе стали степные казахи, которые под ударом калмыков переместились в северные степи. Основанная в 1679 году слобода Царево городище была пограничной крепостью с их кочевьями. Только в 1700-е годы пограничная линия сдвинулась до Звериноголовского района и Убагана, где она проходит и сейчас.

Присоединение Сибири – долгий процесс. Когда местные тюрки столкнулись с казахами и калмыками, оказалось, что гораздо лучше иметь отношения с русскими, которые могут предоставить военные отряды, вооруженные огнестрельным оружием, и вместе с местным населением отстаивать границы. Потом на сторону русских перешли казахи, так как калмыки продолжали агрессию и один на один с ними было не справиться.

В Сибирь за теплом

В составе первых русских отрядов, которые шли в Западную Сибирь, отнюдь не доминировали русские. Там были литовцы, поляки, украинцы, казанские татары. Под русскими знаменами шли многоэтничные и полирелигиозные воины. Многие переселялись из Пскова и Новгорода. Я не понимал, зачем русским крестьянам уходить оттуда в Сибирь. Но, как объяснили экологи, в 1450– 1680-е годы был малый ледниковый период с общим похолоданием на несколько градусов по всей Северной Евразии. В северных регионах он завершился только к правлению Петра I, а зона земледелия тамошних крестьян и так была экстремальной. Юг Западной Сибири оказывался для них более теплым и выгодным.

…А караван по расписанию

Принято говорить о добровольном присоединении Сибири к Московскому государству. Но любое средневековое государство ведет агрессивную внешнюю политику, иначе ему просто не выжить. Россия оставалась средневековой до конца XVII века, так что, конечно, Сибирь присоединялась благодаря оружию. Но русские не заставляли местное население менять религию и образ жизни. Вожди тюркских племен становились русскими администраторами. Размер дани не увеличивался, менялся только адресат – если раньше собирали ясак для хана, то теперь для московского государя. Однако юг Сибири был тесно связан со степью, и ее влияние оставалось большим. Еще долгое время среди местного населения вспыхивали восстания, несмотря на подписание шертей. Часто писались жалобы в Москву – причиной стало расселение здесь русских крестьян, что приводило к конфликтам с местными группами. Такие споры часто решались в пользу местных инородцев – русские составляли небольшой процент населения, и восстание могло смести их за год. Москва находила невыгодным терять ясак и отправлять в Сибирь дополнительные войска: Сибирь не была главным или единственным фронтом военных действий государства.

Отношения Сибири с Россией нельзя оценивать однозначно. Нападения кучумовичей явно чем-то провоцировались и не были постоянными. А в промежутках между вооруженными конфликтами полным ходом велась торговля.

Марина Перова.

Чертёж Сибири 1700-х годов Семена Ремезова (конец XVII- начало XVIII века).

Комментарии

Поход Ермака положил начало массовому переселению в Сибирь крестьян из России.

Все новости рубрики История Зауралья