Трудовое детство наших прабабушек и прадедушек

Сегодня дети не убирают школьные классы, а за работу в отрядах мэра получают зарплату.

Не так давно отношение к труду в обществе было другим – это помнят все люди среднего возраста и старше. А вот каким оно было в далекое послереволюционное время?

В Советском государстве, образовавшемся после свержения монархии в России в 1917 году, труд стал едва ли не самой важной составляющей идеологического воспитания. Даже новая школа в 1918 году получила название единой трудовой, кроме обычных общеобразовательных учреждений второй ступени (среднее звено) появились школы крестьянской молодежи и фабричнозаводского ученичества, а при детских домах и колониях открылись ремесленные мастерские. Подростков старше 15 лет привлекали и на «взрослое» производство: для предприятий разных промышленных отраслей законодательно закреплялась норма работающих детей, чтобы передать мастерство новому поколению. И  конечно, труд помогал влиться в нормальную жизнь выпускникам детских домов и беспризорникам, которые бродили во множестве по послереволюционным улицам, – последствие голода, Первой мировой и Гражданской войн.

У вас нет опыта!

Устроить бывших воспитанников детдома на работу было сложно: не хватало вакансий, а на имеющиеся работодатели неохотно принимали молодых людей – опыта нет, практических навыков тоже. Потому многие городские детские дома в 1920-х годах принудительно прикрепляли к предприятиям, а их руководству предлагали составить заявки на необходимую «рабочую силу». Воспитанники сельских детских домов работали у местного населения: как свидетельствуют документы Государственного архива Курганской области и Государственного архива города Шадринска, широко была распространена практика «отдачи воспитанниц в няни и на другие работы в летнее время… если им не меньше 14 лет и они сами согласны поступить на эту работу».

«Где была – туда пойди»

Без нарушений и трагических фактов не обходилось: в Шадринском архиве сохранилось письмо 13-летней Ани Беляевой, воспитанницы Катайского детского дома. Она отправила его 3 декабря 1926 года «товарищу Куренкову», возглавлявшему Шадринский окружной отдел народного образования: «Заведующий детдомом меня отдал в няни гражданам села Катайск Валуевым. Я прожила у них четыре месяца, потом они мне отказали ввиду того, что им нужна взрослая няня, которая могла бы стряпать. Заведующий не принимает меня, говорит: где была –туда пойди. Но все же я пришла в детдом. Он приходит в 11 часов ночи, меня, сонную, стаскивает с постели, выгоняет как собаку. В настоящее время я нахожусь беспризорником, не имею куска хлеба, а также и угла, где ночевать, нахожусь в безвыходном положении. Нельзя ли меня принять в детдом, так как мне года еще не вышли, мне всего 13 годков».

«Желаем зарабатывать сами!»

С другой стороны, многие ребята сами рвались к самостоятельной жизни: «жить на государственной шее мы не хотим, а желаем зарабатывать сами» – лейтмотив многих заявлений, написанных детской рукой, с просьбой отпустить из детского дома и трудоустроить. Ребята привыкали работать с малых лет: во многих детских учреждениях интернатного типа имелись свои мастерские, где можно было получать начальные производственные навыки. Например, столярная мастерская в Далматовском детском городке, «несмотря на скудное оборудование», была не только образовательной площадкой для 17 воспитанников, но и «обслуживала в целом свой городок, выполняя починки разного рода, а также заказы со стороны: поделку ульев для шадринского общества пчеловодов на 150 рублей, поделки чертежных столов, реек, шкафов, тумбочек, столов, табуреток...». В детских домах, как правило, было поле, огород и немного скота – такое подсобное хозяйство обеспечивало большую часть рациона воспитанников.  Кроме хозяйственных работ дети занимались самообслуживанием: «помогают прачке, кухарке, гладят, чинят, чистят овощи, старшие (от четырнадцати до шестнадцати лет) носят воду, топят печь, моют полы и так далее», «в 7 часов утра встают, моют полы, прибирают в спальнях, ведут дежурства по столовой, кухне, двору, спальням, классам» – читаем в архивных документах.

Кто колет, кто пилит

 Трудовую подготовку старались наладить и в общеобразовательных учреждениях: «Всем школам 1-й и 2-й ступени приступить к организации при школах откармливания поросят, по 1 штуке на 20 человек, там, где возможно, – развить кролиководство, птицеводство – по птице на каждого… Занять часть участка овощными культурами. К обслуживанию хозяйства привлекаются все учащиеся в порядке дежурства».  Во многих школах в 1920-е годы часто закупали бумагу и карандаши в счет школьного посева хлеба. Дети трудились на пришкольных участках, а в 1930-е годы стали проходить трудовую практику на колхозных полях. Не удавалось спрятаться от работы и дома: «Нас было две дочери и четыре сына. Обязанности разделялись по возрасту и физической силе: кто за водой идет, кто дрова колет, кто пилит... Мальчишки, побольше которые, начинали колоть, а другие, маленькие, складывать. У каждого была поленница своя. За водой ходили с коромыслом. Младшим ребятишкам ведерки поменьше подбирали или мать наказывала: «Вы не наливайте полные, только половинку несите», – вспоминает ветеран Великой Отечественной войны Александр Филимонов. Он родился в 1925 году  в деревне Кузьминовке Куртамышского района,  в крестьянской семье, и хорошо помнит свое трудовое детство.

Приносить пользу

Работать начинали рано: труд был необходимым условием выживания для любого детского учреждения, для семьи, для каждого конкретного человека. И конечно, каждый ребенок, особенно школьник, мечтал о своем взрослом трудовом будущем. В акте обследования Звериноголовской сельскохозяйственной колонии 1929 года заявляется, что «ребята почти поголовно заинтересованы тракторами. Обучено 10 трактористов, и 6 разослано в колхозы. 12 девочек приписаны к курсам кройки и шитья». В своих воспоминаниях местные жители, детство которых пришлось на 1930-е годы, подчеркивают интерес к «интеллигентным» профессиям: они мечтали стать учителями и врачами, чтобы приносить пользу обществу, хорошо одеваться и вращаться в культурных кругах. Труд для ребят того времени был необходимостью и честью, средством воспитания и социализации, возможностью подняться по социальной лестнице или хотя бы не умереть с голоду.

У нас такая огромная страна,  что её прошлое – это пазл, состоящий из множества отдельных элементов, региональных историй, который необходимо правильно собрать

На фото: Библиотека. 1930-е годы

Страницу подготовила Марина Перова.

Комментарии

Оставить комментарий

Все новости рубрики История Зауралья