Иносказание о Лире

Или почему некоторые курганские зрители уходили со спектакля после фразы: «Пошли вон»…

На сцене Курганского театра драмы молчание, только повисает однообразный раздражающий, гнетущий гул музыкального фона. Зрители поднимаются с мест. Такова традиция – приветствовать актеров стоя. Раздаются первые несмелые аплодисменты. Актеры лежат, после того как выпивают яду. Уже пал символический британский флаг. Нарастает овация. Публика взрывается, переходя на крики. Почти неистовствует. Актеры безмолвствуют, не раздается и заветное после каждого премьерного показа «Режиссера!»… Пять минут, десять минут, пятнадцать – пауза становится неприличной. Цветы кладут прямо на сцену.

Бесконечный спектакль, неоконченный и странный, как сама жизнь. Что поделать. Шекспир, сказавший истину: «Весь мир – театр. В нем женщины, мужчины – все актеры».

Нестандартный

Курганские театры, разнообразные фестивали и эксперименты, кажется, научили не воспринимать театральное действие сугубо в лоб. Все-таки это иносказание, театральные условности, музыкальный и визуальный ряды, которые должны эмоционально воздействовать на зал. И воздействие новой постановки «Lear» местами оказалось сильнее классического прочтения. Впрочем, сугубой классики и не предвиделось. Смысла погружаться в исторический материал не было никакого. С присущим минимализмом поступил режиссер Дмитрий Акриш и с одеждой сцены. Не было ее. В этой нарочитости и прозрачности, кажется, чуть за пределы сцены не улетучились вечные желания обрести настоящую любовь, верность и преданность. «Тараканы» в голове и характерах выписанных Шекспиром персонажей этого сделать не дают. Не о том спектакль. И, кроме избитой темы «Отцы и дети», больше и цепляться не за что. Однозначно «Lear» – это шикарная работа заслуженного артиста России Ивана Дробыша, который сыграл своего Лира. Пожалуй, это единственный персонаж, более-менее выдержанный в каноне. Второе «я» короля, роль шута, исполнила Татьяна Кузьмина. Получилось натурально, хоть и необычно, в инвалидной коляске, и многие этой раздвоенности сознания даже не почувствовали. Монологи и сцены с дочерьми получились в постановке довольно сильными и к месту. Считаю, что повезло с ролью Владимиру Рахманову. Незаконнорожденный Глостер вышел чуть ли не самым развивающимся персонажем. Пресмыкающийся червь на глазах вырастает в демона и злого гения. Жаль, недокрутили. Эффект средневековой драмы – как там по сценарию, «в общем, все умерли» – оказался сильнее. Не испортила спектакль и параллель брошенного и сошедшего с ума Лира со старшим Глостером в исполнении Екатерины Горяевой. Образ деспотичной матери, преданной и ослепленной, но в финале обретшей сына, оказался в чем-то поинтереснее оригинального. Сонм остальных персонажей – дочерей, их мужей, французского короля, слуг – выстроен с такими коленцами, с таким набором человеческих пороков, что порой вызывал отвращение. Пометочка к спектаклю все-таки 18+. Тут, как кажется, показательны два момента. В одной из сцен Анастасия Черных, исполнившая роль Гонерильи, старшей из дочерей Лира, переносит свою тираду, направленную на опостылевшую свиту «любимого» папаши, прямо в зрительный зал. На смеси русского и английского с использованием некоторых идиоматических выражений фразу: «Пошли вон» – вполне буквально восприняли и некоторые зрители. По крайней мере, некоторые из зрителей демонстративно из зала вышли. В другом нелицеприятном эпизоде вполне пророчески по отношению к постановке звучит реплика Анатолия Ивановича Кононова (герцог Альбанский): «Что я здесь делаю?» И не совсем понятно, это просто эпатаж и мерзость или насмешка над вечными европейскими ценностями.

Обнажённый зритель

Кажется, режиссеру Дмитрию Акришу удалось вплести в действие и зрителей. И не только в финале, а на протяжении всего спектакля. И уж раз публика всегда пребывает в двойственной роли подглядывающего, то, что называется, получите. Определенные гадости показывают на сцене, а жарко и стыдно в зале. Своеобразный эффект. Вообще, не покидало ощущение того, что с публики слой за слоем снимают, как одежду, защитные слои. В этом постановка преуспевает. Есть определенные сомнения насчет того, удержится ли спектакль в репертуаре надолго. Здесь вопрос открыт. Премьерные показы по плану пройдут в Курганском государственном театре драмы 30 и 31 марта и 20 и 28 апреля.

Александр Теплухин. Фото Екатерины Сычковой.

Комментарии

Оставить комментарий

Очередная главная театральная премия России «Золотая маска» в этом году присуждена курганцам

Все новости рубрики Культура