Чернобыль: как обычная командировка обернулась катастрофой

Сегодня исполняется 30 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС.

Это страшное событие повлияло на множество людей, среди которых волею судьбы оказались сотрудники УВД Курганской области.

Александр Александрович Манаков и Пётр Иванович Пухлов сегодня занимаются активной общественной деятельностью, но 30 лет назад они оба были сотрудниками УВД Курганской области. Первый работал начальником планово-производственной части Юргамышской воспитательно-трудовой колонии, а второй – начальником отряда ЛТП №1. Обоим мужчинам было немного за тридцать, когда в апреле 1986 года они отправились в Киев на курсы повышения квалификации – полные сил и планов на будущее. Собираясь на самолёт, они не знали, чем для них обернётся эта поездка.

Киев встретил Александра и Петра прекрасной весенней погодой. Свободное от занятий время они посвящали культурной программе, пока однажды, в ночь с 27 на 28 апреля, их не подняли по тревоге.

– Всех участников курсов (400 человек с разных уголков Советского Союза) построили и сказали, что на Чернобыльской АЭС произошёл взрыв, – вспоминает Александр Манаков. – Вся зона станции и прилегающая территория оказались накрыты радиоактивным облаком, поэтому мы должны были отправиться ликвидировать последствия взрыва. Помню, что два человека из четырёхсот возмутились, сказали, что приехали сюда учиться, а не получать облучение. Этих людей сразу попросили сдать партбилет и уволили со службы.

29 апреля курганцы, в числе других офицеров, уже были на месте катастрофы.

– Конечно, обстановка там была плачевная, – говорит Пётр Пухлов. – Нас расположили в средней школе в 10 км от Чернобыля. Питаться открытыми продуктами было нельзя, воду пить тоже нельзя, так как на всём осела радиация. Поэтому нам выдавали сухие пайки – баночки с кашей, тушёнкой, сухари. На месте аварии мы находились неделю – до 5 мая. За это время перед нами ставили разные задачи, в зависимости от обстоятельств. Гражданские лица отказывались от выполнения некоторых заданий, но мы были людьми в погонах и выполняли все приказы. 

Например, грузили вертолёты песком и свинцовыми пластинами, которые потом сбрасывали на взорвавшийся реактор, чтобы слоем песка и свинца уменьшить радиоактивное излучение, исходившее от него. Также занимались эвакуацией: вывозили из Припяти всё население от детей до стариков.

– Было психологически сложно, – рассказывает Пётр Иванович, – потому что люди жили там всю жизнь и никуда не эвакуировались даже во время войны, а тут им пришлось уезжать. Некоторые отказывались ехать, прятались, и нам приходилось их искать, уговаривать, просить эвакуироваться. Потом, когда город опустел, мы его патрулировали, чтобы не было мародёрства, ведь люди оставляли там квартиры вместе со всеми вещами. 

От дней, проведённых в «зоне отчуждения», у мужчин остались страшные впечатления на всю жизнь.

– Была одна деревня, – говорит Александр Манаков, – в которой все жители работали на реакторе, потому что она находилась непосредственно рядом с ним. Людей оттуда мы эвакуировали ночью, свет на станции не горел. И вот мы погрузились в автобусы, поехали, а собаки-то в деревне остались. И я помню, как эти собаки в полной темноте бежали за нами и выли… Было по-настоящему жутко.

При выходе из зоны людям полагалось снимать всю одежду, обувь, оставлять личные вещи, потому что всё излучало большую дозу радиации. После этого человек должен был несколько раз пройти через душ, а затем на нём замеряли уровень излучения, чтобы он не превышал норму. Последствия от пребывания в Чернобыле сотрудники Курганского УВД ощутили на себе сразу. Двое из пятерых умерли в достаточно молодом возрасте, и на данный момент в живых трое – Александр Александрович, Пётр Иванович и Сергей Петрович Пономарёв, который дослужился до должности заместителя начальника УИН. Все они инвалиды второй группы, постоянно наблюдаются у врачей.

– Когда мы вернулись из Чернобыля в Курган, – вспоминает Пётр Пухлов, – сначала нас, как музейные экспонаты, всем показывали. Мы ездили по учреждениям, рассказывали людям о том, что и как происходило. Потом нам дали отпуск, выплатили подъёмные, вручили ценные подарки: я, например, получил фотоаппарат, часы…

Но, конечно, никакие деньги и подарки не вернут этим людям здоровья, которое они оставили в 1986 году. Сейчас мужчины заняты общественной работой в правлении Курганской региональной общественной организации инвалидов Союз «Чернобыль». Они стараются оказывать посильную помощь своим товарищам, которые также занимались ликвидацией последствий аварии.

 

 

Пресс-служба УМВД России по Курганской области.

 

Источник: 
Ольга Ушакова

Комментарии

На Щучанском заводе по УХО планируют перерабатывать использованные батарейки

Все новости рубрики Общество