Женское лицо афганской войны

...

Когда вспоминают участников боевых действий в Демократической республике Афганистан, речь идёт обычно об офицерах и солдатах срочной службы. Однако, не стоит забывать, что наряду с мужчинами в Афганистане выполняли свою работу и женщины – техработники, служащие и, конечно, медицинский персонал – врачи, медсёстры, санитарки. Была среди них и Любовь Ивановна Нуркова, два года проработавшая старшей медсестрой приёмного отделения Центрального советского военного госпиталя в Кабуле.

Любовь Ивановна Нуркова (в девичестве – Касьянова) родилась в 1948 году в Челябинске, куда её родители эвакуировались с Украины в годы Великой Отечественной войны. Послевоенная жизнь не была лёгкой. «Жили весело, жили бедно, но честно», - вспоминает Любовь Ивановна.

Восьмой класс Люба Касьянова закончила с трудом – в начале учебного года целую четверть пришлось пролежать в больнице с ревмокардитом. Зато здесь, в больнице, девочка нашла своё призвание: помогала медсёстрам раздавать лекарства, измерять температуру у других пациентов, и твёрдо решила связать свою жизнь с медициной.

В 1963 году Любовь поступает в Курганское областное медицинское училище – старшая сестра Вера, выпускница железнодорожного техникума, получила распределение в Курганскую область, и постепенно вся семья (мама и младшие Люба и Надя) перебрались вслед за ней в Курган.

Правда, заканчивать учёбу Любе Касьяновой пришлось всё же в Челябинске. Там же в шестнадцать лет, ещё во время учёбы на третьем курсе она начала свою трудовую деятельность в качестве палатной медсестры хирургического отделения. Именно тогда она впервые столкнулась на работе со смертью – того пациента, умершего от рака желудка, Любовь Ивановна помнит до сих пор.

Получив профессию фельдшера-акушера, Любовь Касьянова вернулась в Курган к родне: трудилась, занималась общественной и комсомольской работой. Но душа просила чего-то большего, и в 1969 году Любовь Ивановна уезжает в Волгоград. Снова работает – сначала палатной медсестрой в хирургическом отделении медсанчасти тракторного завода, затем фельдшером в школе.

Потом была должность медсестры в поликлинике, в областной больнице, комсомольская работа, общение с очевидцами Сталинградской битвы, их страшные рассказы о бомбёжках, о том, как горела земля 23 августа 1942 года…

А потом, в 25 лет – тяжёлая травма позвоночника, долгое лечение, вторая группа инвалидности, через год заменённая на третью, и возвращение в медсанчасть тракторного завода. Свободная вакансия нашлась только в здравпункте чугунолитейного цеха. Брать на это место человека с третьей группой инвалидности казалось безумием, но Люба была настойчива. «Считайте, что вы берете здорового человека», - заявила она кадровикам. И, как всегда, настояла на своём.

 

«Никто не думал, сколько ему заплатят»

В начале восьмидесятых по городу пошли шепотки – в Афганистане гибнут наши ребята, из Афганистана везут цинковые гробы!..

Когда Любовь Касьянову вызывали в военкомат и сказали, что для службы в ДРА нужны медицинские сёстры, она ни минуты не сомневалась, ехать или нет. Сдала в военкомат свой советский паспорт, получила загран, сотрудницы в медсанчасти устроили проводы.

Заведующий травматологическим отделением, лечивший Любу несколько лет назад, хватался за голову – «Ну ты-то куда едешь, у тебя третья группа!.. – Забудьте, я об этом не помню», - упрямо отвечала Любовь Ивановна.

Со слезами на глазах бежала за поездом самая близкая подруга, кричала вслед – «Куда ты поехала! Ты знаешь, что там стреляют? Ты не вернёшься домой живой!»

Вышло, однако, наоборот – вернувшись домой из Кабула, Люба узнала, что её подруга умерла от сердечного приступа.

Соседом Любы в самолёте из Ташкента в Кабул оказался лейтенант из спецкоманды по сопровождению печально известных «Чёрных тюльпанов». «У меня еще два дня в запасе, а приеду – меня опять отправят сопровождать гроб», - запомнила Любовь Ивановна его слова.

Попутчики посоветовали проситься в Кабульский госпиталь. Там поставили медсестрой в приёмное отделение. И в первый же рабочий день привезли целую машину страшно обожжённых солдат – дневальный задремал на посту, из печки вылетел уголёк, и палатка заполыхала…

Потом их привозили ещё много – и с болезнями, и с ранениями. Самым тяжелым был 83 год, когда везли солдат из Паншера, вспоминает Любовь Ивановна.

Как только привозили раненых – на помощь в приёмное отделение бежали все, кто был свободен от работы. Если нужна была кровь – тут же делали прямое переливание: все медицинские сёстры стояли на учёте на станции переливания крови. Однажды пришлось сдавать кровь после суточного дежурства – себя жалеть даже в мыслях не было, сочувствие и действенная помощь нужны были солдатам.

- Это нужно было – и мы это делали, и никто не думал: сколько мне заплатят, или что я за это получу, - говорит Любовь Ивановна.

Медсёстры питались наравне с солдатами, кипятили по ночам халаты в цинковых вёдрах громоздкими кипятильниками – белый с утра халат к вечеру старовился чёрным от пыли и крови. Когда выдавали к празднику сахар и муку, пекли пироги, чтобы угостить своих раненых.

- Когда в госпиталь привозили ребят из Челябинска, Кургана, Волгограда или Свердловска – эти самые родные были. Сразу бежишь в магазин, покупаешь ему зубную пасту, мыло, что-нибудь вкусненькое, - делится воспоминаниями Любовь Нуркова. – Вот эта материнская, сестринская забота – она сопровождала любую из нас независимо от того, кем она работала – медсестрой, санитаркой, или просто помогала на кухне. Она все равно находилась в военном госпитале и чувствовали себя соответственно.

 

Жизнь после войны

Возвращаясь из Афганистана и солдаты, и медики оказывались совсем в другом мире – в мире, где говорить о войне в ДРА было не принято.

- В 83 году приехала в отпуск – иду по улице, ребята смеются, Брежнев с Новым годом по телевизору поздравляет, и ни слова о том, что происходит в Афганистане, - рассказывает Любовь Ивановна. – А у нас, когда я уезжала, ребята ушли на боевые, и я не знала, кого из них застану живым, когда приеду обратно.

После возвращения в Волгоград было недолгое замужество, потеря позднего, долгожданного ребёнка... Опору Любовь Нуркова снова нашла в общественной деятельности. Много времени и сил отдавала клубу воинов-интернационалистов «Саланг»: находила и поддерживала контакты с бывшими афганцами, вела социальную работу с матерями и жёнами участников боевых действий.

Сегодня Любовь Ивановна уже много лет живёт в Кургане, но продолжает поддерживать связь со знакомыми «афганцами» по всей стране. В нашем городе она организует встречи участников локальных военных конфликтов в библиотеке им. Шолохова, выступает перед школьниками, совсем недавно организовала клуб служащих Советской армии и ветеранов боевых действий в локальных войнах, названный в память о волгоградских друзьях «Саланг».

- Столько ещё женщин, работавших в ДРА, до сих пор не имеет даже ветеранских удостоверений – а ведь они наравне с мужчинами выносили все тяготы войны в Афганистане и иногда не меньше солдат рисковали своей жизнью: Людмила Александровна Бодрова, старший лаборант хлоротиционной лаборатории в Баграме, Любовь Ильинична Сафишина, старшая операционная сестра станции переливания крови в Кабуле и многие другие, - говорит Любовь Нуркова. – Отдать им положенную дань уважения, признать их заслуги – наш общий долг.

 

Оксана Житник

Комментарии

Все новости рубрики Общество