Максим Аверин. Обнажённая душа

Эксклюзивное интервью с артистом

«Я разный – я натруженный и праздный. Я целе- и нецелесообразный... Я весь несовместимый, неудобный, застенчивый и наглый, злой и добрый». Этими стихами Евгения Евтушенко начал свой спектакль в Кургане популярный актёр Максим Аверин.

«Вы удивлены, что я не в полицейской форме и не в медицинском халате?» – обратился артист к зрителям. Безусловно, популярность у миллионов он получил благодаря участию в различных телепроектах (от сериалов до концертных программ), но театралам прекрасно известны его талантливые работы в театре «Сатирикон» и, конечно, блестящий моноспектакль «Все начинается с любви», где Аверин выступает и как режиссер-постановщик. В 2013 году артист уже приезжал в наш город именно с этой творческой работой. Сейчас он привез «Все начинается с любви. Продолжение» – спектакль-откровение, спектакль-переживание, в котором Аверин остается один на один с музыкой, открывая зрителям свою душу и сердце.

От романтика до клоуна

На сцене джентльменский набор героя: букет белоснежных роз, свеча, театральная маска, клоунский нос. На большом экране – кадры из фильмов, принесших актеру известность. Многие зрители ассоциируют его, прежде всего, с образами «Глухаря» из одноименного сериала или хирурга Брагина из «Склифосовского». В своем моноспектакле актер пытается развенчать эти стереотипы, ведь, по его собственному признанию, ему близко амплуа героя-любовника. Его спектакль – это мысли вслух, надежды и разочарования, боль и радость. Словом, вся гамма чувств, которую испытывает влюбленный человек. Максим Аверин проникновенно цитирует произведения Рождественского, Евтушенко, Высоцкого, потом внезапно из романтического джентльмена перевоплощается в печального клоуна «Piccolo bambino» из стихотворения Вертинского. Затем вновь, быстро переключившись, начинает цитировать детские стихи Агнии Барто «Каждый может догадаться – Антонина влюблена!», затем рассказывает смешные истории из своей жизни, радуя всех своей фирменной, слегка ироничной улыбкой. Как верно однажды охарактеризовала Аверина его любимая актриса Людмила Гурченко: «Он сидит такой спокойный, а потом раз – и за горло! А в глазах печаль…»

В конце спектакля, переодевшись в простую крестьянскую рубаху, актер пронзительно читает стихотворение «Смерть Цыганова» из поэмы Самойлова «Цыгановы». В глазах артиста стоят слезы, в глазах зрителей тоже. Наверное, так искренне играть может человек, переживший большую личную драму. Заканчивается программа, в финале – блестящее исполнение «Баллады о прокуренном вагоне» из всеми любимого фильма «Ирония судьбы». Под аплодисменты зала Аверин спускается в зал и одаривает белыми розами своих восторженных поклонниц.

«Твоя сила в искренности»

– В этом спектакле я сам себе режиссер, автор и артист, – говорит Максим Аверин. – Новые ритмы, новые стихи, новые монологи – то, что сегодня меня определяет как артиста, как человека, как мужчину. Каждое произведение в определенном возрасте начинает звучать по-новому. Конечно, некоторые стихи остались на своем месте, потому что они, на мой взгляд, являются базой этого спектакля, но очень много появилось других, которые мне на сегодняшний день не то, чтобы ближе… Я так себя ощущаю.

– Какие новые мотивы появились в спектакле?

– Мотивации появились новые. Я не разочаровался в жизни, я просто многое открыл для себя. У меня никогда не было депрессии, я из любой ситуации всегда выхожу только работая. Много произошло изменений во мне, но это повод лишь для того, чтобы задать себе правильный вопрос: не за что мне это, а для чего? И если правильно себя оценивать, правильно направлять, то можно выскочить на новую ступень. Я не могу сидеть и ждать, когда раздастся звонок с той ролью, о которой я всю жизнь мечтал, может пройти очень много времени. У актера «фотоальбом» пролистывается просто в секунду, и публика говорит: «Он уже не тот, как сдал». Это же просто расстрел для артиста. Я сейчас даже не про внешность говорю, а про внутреннее состояние. Для того чтобы не растеряться, продлить свою творческую жизнь, я теперь вот так переродился.

– Максим, сейчас у артистов есть возможность выступать с антрепризами, но вы этого не делаете. Не можете найти интересный материал?

– Пьес очень много. Но все, что я читаю, я не буду играть. Выходить на сцену, чтобы вы просто мило провели вечерок, я не стану. Я уважаю своего зрителя и свою профессию. Я никого не

осуждаю, о коллегах не говорю плохо никогда. Вы же видите, афиши переполнены, я не хочу вставать в этот калашный ряд.

– Вы ушли из театра «Сатирикон». Планируете заниматься режиссурой или поступили какие-то новые предложения?

– Если честно, приходит время, когда нужно пробовать свои силы, новые возможности. Университет под названием «Сатирикон» я закончил с отличием. Очень счастлив, что работал 18 лет в этом потрясающем театре, с этим великим мастером (имеется в виду Константин Райкин. – Прим. авт.), но сейчас хочу шагнуть куда-то вперед, попробовать себя в режиссуре, в новой драматургии. Репертуарный театр – это достаточно сложная штука: 150 человек, и каждый имеет право на успех, на свою главную роль. Но перерыв между премьерами в четыре года – это предательски мало. Вроде я только пришел в театр, а уже играю дядек, отцов почтенных. Ну что это такое? А я еще многого не сделал. Сейчас в моем возрасте (Аверину 41 год. – Прим. авт.) есть огромная возможность не вылезать из репетиций, пробовать, искать, выпускать новые спектакли.

Я играю по 20–25 спектаклей в месяц, еще параллельные проекты плюс кино. Я иногда просто выходил из самолета и думал: «Какой это город?». Сейчас две недели нахожусь в гастрольном туре, а раньше я не мог бы себе этого позволить. Скоро чуть-чуть побуду в Москве и уеду в европейский тур – это шесть городов Германии, Прага, Лондон.

– У вас очень насыщенный график. Вам же, как любому нормальному человеку, надо отдыхать.

– Ну что вы так? Я разве устал? Я плохо выгляжу? Мне достаточно спать пять часов. Мне интереснее так жить. Не понимаю, когда молодые артисты, говорят: «Боже, как я устал!». А ты сидишь такой: самолет – перелет – поезд…

– Что вам ближе, театр или кино?

– В театре зрителя нельзя обманывать. Публика сейчас пресыщена. Если говорить о кино, тут дело еще сложнее. Режиссерский цех очень хромает, много ряжености в кино, я против этого. Не должно быть так – идет фильм по телевизору, а ты в это время борщ варишь. Когда я делал первые шаги в кино, мне очень хотелось играть так, чтобы все думали: «какой он таинственный». Режиссер меня наставлял: «Запомни, мальчик, твоя сила только в искренности». И когда десять лет назад пошел успех «Глухаря», мне приходили письма, где люди говорили: «Вы как сосед, как сын, как муж любимый, как друг настоящий». Вот так надо цеплять зрителя, чтобы он верил! Это очень сложно.

– Недавно в большом зале Московской консерватории вы читали «Метель» Пушкина в сопровождении оркестра.

– Да, я читал «Метель» и «Пиковую даму» Пушкина. Георгий Свиридов, написавший музыку к «Метели», сделал музыкальный подстрочник произведения. Если вы начнете читать, слушая симфонию, то увидите, что он угадывал каждое слово Пушкина. Ведь так важно не извратить автора, а обогатить его. Чего стоит вальс к повести Пушкина «Метель»! Когда оркестр в репетиционном зале киностудии «Мосфильм» заиграл это произведение, я заплакал. Это были слезы очищения. Искусство должно заставлять волноваться, трепетать, и тогда оно продлевает твою жизнь.

Светлана Тельминова. Фото Марины Бурнашовой.

Комментарии

Оставить комментарий

Все новости рубрики Персона