Жить и любить, несмотря ни на что

Свежая премьера в Курганском театре драмы затронула самые тонкие нити человеческих взаимоотношений.

Нежность, предательство и привязанность – от них лишь шаг до вечной любви… 

Спектакль по пьесе Александра Червинского «Счастье моё» – лирическая мелодрама, но так как главные герои – люди молодые, полные сил, энергии, жизненных планов, то в ней много юмора. А главная тема, которая звучит в пьесе, – быть на свете, несмотря ни на что. 
Семен – будущий дипломат, его бросила девушка, и он увязался за случайной знакомой. Виктория – сирота, живет в школе, где руководит пионерией. Он остается у нее на ночь. Мимолетная связь. То ли он хотел отомстить подруге, то ли ударило вино, то ли сработал план Виктории, которая решила во что бы то ни стало родить ребенка. И все­таки что­то большее связало этих людей. Может быть, любовь с первого взгляда? Историю, которая обрастает нюансами и подробностями, разыгрывают на сцене актеры Ирина Храмова и Артем Токмаков.
И все вокруг очень весело и одновременно очень печально. Печальна директор школы Лидия Ивановна (Татьяна Терехова), она почти нереальна. Это внутренний голос, этический камертон для каждого. Она, как могла, защищала Викторию, но умерла, не вынеся удара анонимки. 
Печальна Виктория, которой и жить­то из­за «нехорошего малокровия», может быть, осталось не так долго, но она рада чувству, рада своей сбывающейся мечте, рада, что дает жизнь.
Печален безмолвный Оскар Борисович. Он ничего не слышит, кроме упреков, и благородно и безропотно предлагает Виктории руку и сердце для фиктивного брака. А ведь он герой войны, вместе со старшеклассниками спасал школу от немецких «зажигалок».
Печален и Семен, находясь перед сложным жизненным выбором. Он считает себя виноватым перед Анютой, которая вроде его и не бросила, навещала в больнице. И перед Викторией он словно виноват. Он у нее первый мужчина, у них будет ребенок. Да и любит Семен ее. А впереди огромная жизнь, стажировка в Морском представительстве в Лондоне. Престижная профессия дипломата, весь мир в руках, как он говорит.
***  
Поставил спектакль на курганской сцене режиссер Егор Гришин, знакомый публике по успешной работе «Соло для часов с боем». Вот что режиссер говорит о премьере: «Взаимоотношения мужчины и женщины – это вечный вопрос, и он всегда будет актуальным. Пьеса была предложена руководством театра, мне она нравится, и никаких внутренних противоречий у меня не возникло. Мне кажется, удалось создать атмосферу послевоенных лет, мы даже где­то нашли настоящую школьную парту тех времен. Атмосферу передаем и за счет музыки, света, работы художника, но рассказываем об отношениях, они всегда важны и вызывают интерес. Меняются только предлагаемые обстоятельства – война, послевоенный голод, трудный период времени. Труппа в театре замечательная. Мы делаем все, чтобы спектакль понравился зрителю». 
Своеобразным открытием в премьерной постановке стала роль шестидесятилетнего Оскара Борисовича, человека из XIX века. Его играет молодой актер Севастьян Мельничук. Роль в масштабах спектакля, где всего четыре героя, большая, но у персонажа нет ни одной реплики. Все играется пантомимой. Севастьян Мельничук продолжает своеобразную комическую галерею, до этого был Грумио в спектакле «Строптивая». 
– Оскару Борисовичу 62 года, мне – 31. Конечно, сложно внутренне и физически состариться, изменить и пластику, и психологию. Если говорить о персонаже, то это добродушный старичок, проживший серьезную жизнь. Он прошел и революцию, и Первую мировую, и Вторую мировую и на все бытовые вещи смотрит под другим углом, при этом остается добрым и нежным и пытается сделать чудо для других. В спектакле мы играем эту роль вместе с Иваном Степановичем Дробышем, его возраст сходен с возрастом персонажа, и мне приходится много смотреть, как он работает, чтобы понять, что такое шестидесятидвухлетний мужчина,– рассказал Степан Мельничук.  
Пожалуй, самое сложное для актеров – удержать огромное для двоих сценическое пространство. Казалось бы, спектакль камерный, поставлен, как говорит режиссер, на расстоянии дыхания, но малая сцена оказывается очень большой. И у актеров это очень хорошо получается. Энергетика от Ирины Храмовой и Артема Токмакова исходит настоящая, искренняя, так что перестаешь замечать мелкие театральные условности (пустая бутылка вместо настоящей, шпатель вместо цикли, разбитое окно, которое протирает главная героиня), а сразу погружаешься в полный надежд мир конца сороковых.
Пьеса не разжевывает, что стало с Викторией и Семеном. Главное, что у Виктории родилась дочка. В мирное время родилась, счастливое.

Источник: 
Александр Теплухин

Комментарии

Оставить комментарий

Все новости рубрики Культура