Актриса Татьяна Самойлова рассказала, как покорила Францию

Триумф и слава, боль и одиночество.

В эти майские дни во французских Каннах в 75­й раз проходит Международный кинофестиваль. Первым и единственным пока русским (советским) фильмом, взявшим главный приз фестиваля – «Золотую пальмовую ветвь», – стала картина «Летят журавли», а актриса Татьяна Самойлова покорила Францию. Это было в 1958 году, ровно 64 года назад.

«В глазах этой русской богини можно утонуть»

Для мирового киноискусства Каннский фестиваль – одно из величайших событий. И среди наших соотечественников громче всего о себе и о стране на этом событии заявила актриса Татьяна Самойлова, сыгравшая Веронику в фильме «Летят журавли».

45 лет назад на сцене старой курганской филармонии выступала она, кинозвезда мировой величины.

...В нее влюблялись многие из самых великих знаменитостей, которые присутствовали на тот момент в Каннах. «В глазах этой русской богини можно утонуть» – так о Татьяне Самойловой сказал выдающийся Пабло Пикассо. Ей прочили мировую славу, называли русской богиней. Дальнейший успех принес фильм «Анна Каренина». О ней вновь с восторгом заговорили и – быстро забыли. Были еще незначительные роли, но это так себе, мелочь. Сниматься в кино больше не предлагали. А она, народная артистка РСФСР, дочь народного артиста СССР Евгения Самойлова, жила скромно, переживала невзгоды, боролась с болезнями.

Лишь негромкие  аплодисменты...

После долгого лечения Татьяна Самойлова оказалась в нашем городе. Приехала с выступлениями – чтением стихов и рассказом о прошлой жизни в кино. В старый зал филармонии пришло немало зрителей. Прошедшая слава еще жила.

...И вот я в этом зале, подобно королю, восседаю в старом кресле в первом ряду филармонии. Мне кажется, что слышу неровное дыхание моей героини. Татьяна Евгеньевна читает стихи, отвечает на вопросы. Но, увы, негромкие аплодисменты, не переходящие в овацию, – концерт окончен. Вместе с администратором бюро пропаганды киноискусства направляемся в гостиницу «Москва». Татьяна Евгеньева выглядит усталой. Я восторженно рассказываю гостье, что когда­то был влюблен в нее. Вернее, в образ ее Вероники, который она создала в фильме «Летят журавли». Этот фильм потряс меня своей откровенной правдой о жизни советского тыла в годы войны, о том, как ждали любимых и как не дождались.

– Вы знаете, – совсем не по делу веду с ней разговор, – больше всего был влюблен в ваши прекрасные глаза. Признаюсь: вы всегда были для меня богиней.

…Мое красноречие, кажется, магически подействовало на нее. Она смотрит на меня удивленно и сразу отвечает:

– Мне давно такое не говорили. Кажется, сегодня я была не совсем готова к такой встрече. Скажите, я вам не понравилась? Мой друг Павел Винник недавно бывал в вашем городе. Я знаю, что вы с ним встречались. Он сказал мне: «Таня, хватит болеть. Живи на сцене!» Вот я и приехала в ваш город.

Действительно, Павел Винник, замечательный артист, сыгравший более сотни ролей в отечественных фильмах, мастер эпизодов, а еще фронтовик и к тому же большой друг ее отца Евгения Самойлова, тоже выступал в Кургане. И я встречался с ним на одном из концертов. Тогда он сказал мне: «По моим «следам» в Курган приедет Танечка Самойлова. Слушай, помоги ей!»

И я выполняю его просьбу. Встретил Татьяну Евгеньевну в
аэропорту, доставил в гостиницу, а затем свел с директором филармонии. Все по плану. И даже наметил гостевую программу: вечером, после концерта, прийти с ней в гости к моему хлебосольному другу – Светлане Кукарской (Светлана Львовна Кукарская в настоящее время живет в Канаде).

Под руку с Самойловой

Татьяна Евгеньевна постепенно отходит от недавнего концерта, успокаивается и говорит:

– Вы, кажется, обещали встречу. Может быть, пойдем, подышим вашим курганским воздухом.

Нас уже ждут. Светлана Кукарская, заядлый театрал, бывавшая на многих громких премьерах в самых знаменитых театрах столицы, готова нас принять. Идем, а вернее, сквозим по главной площади города по направлению к дому на улице Ленина, где нас уже ждут. В длинной норковой шубе Татьяна Евгеньевна похожа на императрицу. Я бережно поддерживаю ее под руку и окидываю взглядом пустынную площадь: хоть кто­нибудь увидел бы меня, с кем я иду! Но честолюбие постепенно покидает меня – увы, ни людей, ни ветерка!. Только мороз…

В уютной квартире Светланы, где кругом книжные стеллажи и нет этим книгам счету, Татьяна Самойлова переводит дух. Есть время спокойно поговорить, вспомнить о жизни. Наверное, мои вопросы звучат надоедливо, но гостья уже расположена отвечать на них.

– Как советская критика восприняла успех фильма «Летят журавли» на фестивале в Каннах?

– По этому поводу я не раз плакала. Необъективность критики, как и мнение чиновников, была налицо: моя героиня не вписывалась в советский менталитет и своим поведением напоминала падшую женщину.

Татьяна Евгеньевна нервно мнет салфетку.

– В фильме я снималась, будучи студенткой театрального института. А тогда это было непозволительно. Говорили: или учись, или уходи из института и снимайся. Я снималась тяжело: теряла сознание, переболела воспалением легких.

– Кто из высоких гостей первым поздравил вас, когда вручили «Золотую пальмовую ветвь»?

– Меня поздравил Пабло Пикассо, потом, кажется, Жан Кокто. В жюри фестиваля были также Софи Лорен, Джина Лоллобриджида. Успех был ошеломляющий. До сих пор я сохранила запах того праздника…

В Голливуд не пустили

Мы говорили о многом. В том числе и о долгой паузе в кино. Увы, болезнь. Кажется, на минуту заговорили о ее семейной жизни. Мне показалось, Татьяна Евгеньевна легко сказала о прожитых годах с Василием Лановым – к тому времени уже всё отболело. А потом она неожиданно и тяжко произнесла:

– Я бы не хотела, чтобы меня считали «звездой» одной роли. Вероника в прошлом. Журавли улетели. На экране немного моих ярких ролей. Но «Анну Каренину» особенно люблю. Жаль, не смогла по приглашению поработать в Голливуде – Госкино не пустило. Но жизнь продолжается….

Говорили о многом другом. Татьяна Евгеньевна выпила немного вина, оживилась, на глазах, где недавно были слезы, потекла краска. Она стала совсем иной – беззащитной, одинокой. Я понял, что пребывание в больнице не добавило ей душевного равновесия. Она теряла свой жизненный стержень.

На следующее утро Татьяна Самойлова уехала в Шадринск на встречу со своими зрителями. Их было гораздо больше, чем в Кургане. Но опять неприятности: не уложилась в отведенное для концерта время – на 20 минут раньше закончила встречу. И то потому, что споткнулась на сцене и едва не упала в оркестровую яму. И тут же ее московский администратор «накатал» в филармонию жалобу: мол, Самойлова сорвала концерт. Татьяна Евгеньевна призналась мне: работать тяжело, уезжаю в Москву. С тем я ее и проводил.

В ранний утренний час в курганском аэропорту прощаемся. Я стараюсь выглядеть оптимистически, говорю, как мне кажется, напрасные слова о будущих встречах. Татьяна Самойлова соглашается: будет здоровье – приеду в Курган.

Еще не раз видел Татьяну Самойлову в передачах телевидения. Образ тяжелобольного и одинокого человека увлеченно смаковали тележурналисты. Мне было горько видеть ее такой. В 2014 году, в день своего 80­летия, в невероятно тяжелом состоянии кинозвезда ушла из жизни…

Я часто вспоминаю ее. Думаю о том, как несправедливы были к ней и общество, и семья. Ведь есть сын Дмитрий, который живет в Штатах. Но... Даже памятник на могиле актрисы установлен на деньги ее фанатов. Кому­то такое нелегкое душевное состояние «звезды» прошлых лет приносило дивиденды. А она, как свеча на ветру, погасла…

Французская слава

Имя Татьяны Самойловой внесено в список лучших актрис XX века. Она единственная советская и российская актриса, чей отпечаток ладони навечно запечатлён на звёздной набережной Круазет в Каннах. Татьяна Самойлова стала лауреатом премии жюри кинофестиваля «Апельсиновое дерево» в номинации «Самая скромная и очаровательная актриса». В Париже её именем названа аллея роз.

Трудности перевода

Немногие знают, но во Франции название фильма «Летят журавли» не перевели дословно, и в изменном варианте название стало звучать «Когда пролетают аисты». Дело в том, что французское слово «журавль» на сленге означает «путана», а у слова «лететь» второе значение – воровать. То есть дословный перевод названия трактовался бы в том числе как «Путаны воруют».

Вячеслав Аванесов.
Фото из архива автора.

Читайте наши новости также в "Одноклассниках""Вконтакте" и на телеграм-канале.

Комментарии

Все новости рубрики Общество