Гроссмейстер Юрий Балашов из Шадринска высказал своё мнение о фильме «Чемпион мира»

Тайфун из Багио добрался до Кургана.

Скажите, мои дорогие читатели, почему такой огромной популярностью пользовались спортивные фильмы «Легенда №17» и «Движение вверх»?

Правильно. Обе кинокартины о великих победах наших спортсменов вызывали чувство гордости за страну у миллионов зрителей. Они соскакивали со своих мест в кинозале и радостно, как на стадионе, аплодировали, когда Валерий Харламов забрасывал шайбу в ворота канадских профессионалов или Александр Белов приносил олимпийское золото сборной СССР в битве с баскетболистами США.

И вот на экраны кинотеатров выходит «Чемпион мира». Фильм, как говорится, из той же оперы, но о шахматах. А шахматы – игра тихая, не контактная и не командная. Казалось бы, какие тут могут быть страсти и столкновения? Но речь идёт о главном – о чести страны. И тут уж мировая шахматная корона оценивается не в рублях и долларах, а в престиже государства.

Теперь вы понимаете, какая невероятная ответственность легла на молодого уральского парня Анатолия Карпова, вышедшего на поединок с могучим противником Виктором Корчным. Советская пресса в то время претендента рифмовала со словом «диссидент». За его бегство из страны, его родившей и воспитавшей. Фактически в 1978 году в Багио проходил политический матч СССР – Запад. Ситуация схожа с сегодняшней, когда Европа и США объединились против России…

В команду секундантов, помогавших в том историческом матче Карпову, входил и уроженец Шадринска гроссмейстер Юрий Балашов. Накануне Нового года я позвонил в Москву Юрию Сергеевичу и попросил его высказать своё мнение о только что вышедшем на экраны страны фильме «Чемпион мира». Наш земляк как всегда был краток и точен…

- Да, я был на премьере. Фильм понравился, смотрится, но, на профессиональный взгляд, ошибок хватает. Меня играет артист Михаил Тройник. Мы с ним встречались до съёмок. Очевидно, он хотел поближе познакомиться со своим героем: как тот разговаривает, улыбается, держит сигарету… Вообще-то Михаил внешне напоминает меня того времени. Помнишь нашу встречу в Кургане после Багио?..

Ещё бы не помнить! И сегодня та наша давняя беседа по-прежнему актуальна и дополняет кинокартину эпохального шахматного сражения на Филиппинах.

Итак, декабрь 1978 года, Курган…

- Юрий, я слышал, что ещё в Москве, накануне приезда в Зауралье, ты умоляюще просил: «Ребята, только, пожалуйста, никаких встреч и сеансов. Я еду домой отдохнуть после этого кошмарного Багио». И вдруг такая активность! Что ни день, то выступление: в Шадринске, Канашах, Кургане… Как понять?

- Видно, такой уж он необыкновенный – воздух отечества, что каждая встреча с земляками была не в тягость, а в радость; это и стало отдыхом.

- Наших читателей интересует вопрос, когда состоялось твоё знакомство с Анатолием Карповым

- В 1963 году. Тогда при обществе «Труд» была организована шахматная школа, которую возглавил Михаил Моисеевич Ботвинник. Самым младшим среди нас, новобранцев школы, оказался 12-летний кандидат в мастера из Златоуста Толя Карпов. С тех пор и началась наша дружба.

- С тех пор ты и стал одним из тренеров Карпова?

- Нет, если быть точным, то помогать Анатолию я начал в 1973 году, во время межзонального турнира в Ленинграде. К нынешнему матчу с Корчным была определена тренерская группа в составе Фурмана, Таля и Балашова. Но случилось непредвиденное…

В марте в югославском городе Бугойно проходил супертурнир, исключительный по составу. Карпов играл в нём по-чемпионски, с настроением. И вот 16 марта узнаём: умер Фурман. Как сообщить эту страшную новость Анатолию? Ведь для него Семён Абрамович был не просто тренер, не просто, как модно говорить, наставник. Он стал для него вторым отцом, с именем Фурмана связаны все успехи Карпова. Толя заплакал, узнав…

- И тем не менее…

- Да, жизнь продолжалась, и в тренерский совет был включён московский гроссмейстер Игорь Зайцев, самобытный, честный, очень мягкий и доброжелательный человек.

- Когда стало известно, что матч будет проходить в Багио, все стали лихорадочно листать атласы, удивляться, почему этому маленькому курортному городу выпала такая великая честь.

- Дело в том, что за право принимать участников финального матча боролись семь городов. И только один город – Багио – фигурировал в списках, представленных в ФИДЕ обоими участниками матча.

- Что представлял собой Корчной образца 1978 года?

- Как шахматист, он в последнее время, на мой взгляд, даже прибавил. Об этом говорят хотя бы матчи претендентов, убедительно выигранные им у Петросяна, Полугаевского, Спасского. Мы с этим считались и готовились соответственно.

- Кто помогал Корчному в Багио?

- «Международная бригада»: англичане Р. Кин и М. Стин, Я. Мурей (Израиль). Затем к ним присоединился аргентинский гроссмейстер О. Панно, и это сразу почувствовалось.

- Несколько слов о рабочем дне тренера-секунданта во время матча.

- Просвета не было в прямом смысле. Вскоре после нашего приезда начался период тропических дождей. Сплошной ливень, 500 мм осадков за месяц – и никакого солнца. Говорят, в Багио в эти дни был тайфун, но как-то мы его не заметили. Приходилось очень много анализировать. Я и наш повар устроились отдельно, в коттедже. Может быть, поэтому чаще собирались у нас… Карпов ложился (старался лечь!) в 3 часа ночи и вставал в 11. Мы с Игорем частенько не знали сна. Хотя врач зорко следил за соблюдением режима.

- Тот самый легендарный врач-психолог, «охмурявший» претендента, по словам последнего?

- Тот самый. Профессор Владимир Петрович Зухарь. Он помогал нам стоически переносить космические перегрузки во время матча и, конечно, без всякого участия чёрной магии.

- Были ли у вас сомнения в исходе поединка?

- При счёте 5:5, накануне 32-й партии, мы почувствовали победу. К этому моменту было окончательно найдено противоядие против главного козыря претендента – открытого варианта испанской партии, и можно было применять коронный ход Карпова: е2-е4. «Вперёд, без страха и сомнения!» - благословил Толю на тур своей любимой поговоркой Виталий Иванович Севастьянов, лётчик-космонавт, председатель Шахматной федерации СССР. Телеграммы, письма, открытки… Константин Симонов, космонавты, участники семинара лекторов из Ханты-Мансийска… Разве могли мы проиграть при поддержке всей страны? Но всю значимость победы в Багио мы оценили тогда, когда на имя Карпова пришла поздравительная телеграмма от Леонида Ильича Брежнева.

- Что дал тебе, как участнику предстоящего межзонального турнира, матч в Багио?

- Я прочувствовал колоссальный накал борьбы за шахматную корону. Это немало.

Валерий Паниковский.

 

На фото: крайний слева чемпиона мира по шахматам Анатолий Карпов, крайний справа - гроссмейстер Юрий Балашов.

Фото подготовил Николай Пушилин.

Комментарии

Все новости рубрики Общество