Как курганский охранник бунты в СИЗО предотвращал

31 октября — День работников следственных изоляторов и тюрем.

В советском детстве Андрей Кирьянов, сын строителя и разнорабочей, мечтал стать танкистом. Однако судьба распорядилась иначе — с призывного пункта его направили служить на подводную лодку. Он ещё не знал, что это было знамение: вся его жизнь будет связана с ограниченными пространствами. Да и какой смысл? Хочешь, не хочешь, а судьба всё равно приведёт человека к его предназначению. Даже, если потребуется, на аркане притащит.

Экскурсия в СИЗО чуть не обернулась посадкой

После флота Андрей Кирьянов пошёл работать водителем в Курганское строительно-монтажное управление №8. Оно возводило панельные многоэтажки в центре города и Заозёрном десятками. Но потом грянула перестройка, экономические связи нарушились, и крупные заводы — основные заказчики управления — перестали строить жильё для своих сотрудников. В СМУ-8 стало нечем платить зарплату.

- Я уволился и несколько месяцев провёл в безуспешных поисках работы. Потом вспомнил приглашение двоюродных братьев, которые работали в Следственном изоляторе №1 города Кургана, и решил попробовать себя там, - вспоминает Андрей Александрович.

Однажды братья взяли его в СИЗО на свою смену. «Посмотришь, что да как, и решишь, идти к нам или не идти», - справедливо рассудили они. В самом следственном изоляторе с Андреем Кирьяновым произошёл курьёзный случай.

- Постовой, видя незнакомое лицо, одетое не по форме, решил, что я прибыл с новой партией заключённых и отбился. «Ты чего тут шастаешь?! А ну быстро в камеру, иначе в карцер помещу!!!» - грозно закричал он. К счастью, брат был неподалёку, объяснил всё и уладил ситуацию. Иначе моя познавательная экскурсия обернулась бы реальной посадкой, - улыбнулся при воспоминании Андрей Александрович.

Главное, что поразило нашего героя при первом посещении СИЗО, был запах — спёртый, удушливый, валящий с ног. Раньше зэкам устраивали помывку раз в 10 дней, толчки в камерах не были герметично огорожены от нар. Вонь от сотен потных, немытых тел и туалетов распространялась по всему зданию. Но... Андрей Кирьянов решил всё-таки устроиться сюда на работу.

- Я совру, если скажу, что она понравилась мне. Это позже втянулся, и для меня главным стало безукоризненное несение службы. На запахи со временем тоже перестал обращать внимание — человек привыкает ко всему. А тогда самым важным было то, что я наконец-то нашёл работу и смог обеспечивать семью, - вспоминает Андрей Александрович, которому на тот момент исполнилось 28 лет.

В 1990-е зэки не пытались сбежать из тюрем

Новичка назначили младшим инспектором отдела режима и охраны СИЗО №1 и направили нести дежурства на вышку. Высота заборов с колючей проволокой была три метра, вышки — четыре. Периметр СИЗО с неё было хорошо видно.

Площадь будки на вышке была полтора на полтора метра. Попадали в неё через люк в полу. Вот где пригодились навыки нахождения в ограниченном пространстве, обретённые за 3 года службы на подводной лодке.

Оружие дежурным не выдавали, при попытке побега надо было нажимать тревожную кнопку. За год, что Андрей Кирьянов провёл на вышке, делать этого ему ни разу не пришлось.

- В девяностые заключённые не пытались сбежать — напротив, с воли стремились попасть на нары. За колючкой их обеспечивали одеждой, теплом и какой-никакой, но едой. А на воле всё это надо было ещё добыть. При разрухе, которая тогда наступила, это было непросто сделать, - вспоминает собеседник «Нового мира».

Позже началось его продвижение по карьерной лестнице. Через 4 года дослужился до помощника дежурного. На пенсию вышел в звании старшего прапорщика внутренней службы.

Главное правило охранника — строгость, но справедливость

СИЗО — это место содержания подозреваемых, обвиняемых, подследственных, подсудимых и осуждённых, которые ожидают решения по поданной апелляции на приговор суда или этапирования к месту отбытия наказания.

Народ разношёрстный. Вина одних уже доказана, а причастность к совершению преступления других ещё только выясняется следствием и нужно доказать в суде. Поэтому в СИЗО их стремятся расселять по разным камерам. С рецидивистами и «первоходами» поступают по тому же принципу.

Умение общаться с заключёнными — целая наука.

- Когда в охране появляется новый сотрудник, «жулики» начинают его прощупывать: кто такой, откуда пришёл, чем интересуется, кто родственники и так далее. Их цель — найти слабое место, на которое можно надавить, чтобы получить для себя какую-то выгоду: посредничество при передаче за колючую проволоку денег, наркотиков, алкоголя, сотовых телефонов и прочих запрещённых предметов. Тут главное не дать слабину и чётко выполнять устав. Поскольку чуть только раз прогнулся — всё, ты у них на крючке, с которого не слезешь. Пути с этого только два — либо увольнение со службы, либо за решётку, если в должностном проступке будет найден состав преступления, - рассказывает Андрей Кирьянов.

Сотрудникам охраны следует придерживаться двух принципов — строгость и справедливость. Нельзя давать заключённым почувствовать, что ты можешь им в чём-то уступить. Но и перегибать нельзя, дабы не спровоцировать волнения, для подавления которых придётся прибегать к помощи спецназа.

- Они очень тонко ощущают эту грань, у них вообще развито чутьё — у некоторых я бы даже назвал его звериным. Поэтому, если правильно себя поставишь, они будут тебя уважать. А нет — станут постоянно провоцировать, - говорит Андрей Александрович.

Дипломатия помогает предотвращать бунты

Финансирование уголовно-исправительной системы за последнюю пару десятилетий кардинально улучшилось. Не то что в девяностых годах! Тогда даже на питание заключённых выделялось недостаточно средств.

- Нашему руководству приходилось договариваться с предпринимателями и под конвоем возить им «жуликов» в качестве рабочей силы. Взамен получали деньги или продукты питания. Без этого среди заключённых, опасаюсь, стали бы возникать голодные бунты, - рассуждает Андрей Кирьянов.

За 23 года его службы в СИЗО массовых беспорядков не было. Только в начале 2000-х годов что-то подобное начало намечаться, но начальство учреждения оперативно отреагировало: лично побеседовали с недовольными, всё обсудили и урегулировали спорные моменты.

Хочешь жить в мире — учись дипломатии.

Благодарность от зэка

За 23 года службы Андрей Кирьянов не получил ни одного взыскания, удостоился многочисленных поощрений и наград. Однако одна благодарность особенно дорога ему, так как прозвучала из уст бывшего заключённого. Вот эта история:

- Однажды к нам поступил мужчина, прошедший чеченскую войну. Бугай — я таких не видывал! Два метра ростом, не кулаки, а «банки» - настоящий Илья Муромец! После контузии, чуть выпьет, у него начало «крышу сносить». Ну, и жену стал поколачивать. Та поначалу терпела, а после написала заявление в милицию. Суд за побои дал ему 26 дней содержания под стражей, так он очутился в СИЗО. В одну из ночей из его камеры слышим дикие вопли и стук в дверь. Залетаем и видим: «жулики» забились на шконки, а посередине стоит «чеченец» и авторучкой вспарывает себе вены на предплечье. Кровищи — море! Мы выгнали зэков из камеры, а двум, что покрепче, сказали помогать, хотя один из них от страха ревел в голос. Накинули на голову «чеченца» одеяло, сбили с ног и повязали руки, ноги полотенцами. Тут подоспели врачи, вкололи буяну успокоительное и забрали в медчасть заштопывать раны. Через пару недель мне говорят: «Тебя какой-то мужик за территорией дожидается». Я вышел - «чеченец». Видимо, только что на свободу вышел. «Спасибо вам, - говорит. - Я в тот момент ничего не соображал и мог себя убить. Вы, получается, мне жизнь спасли». «Ступай, - отвечаю, - с Богом и обратись к психотерапевту». Больше я его в нашем СИЗО не видел. Надеюсь, вылечился.

«Никакой воровской романтики нет»

Подобных историй Андрей Кирьянов может рассказать десятки, если ни сотни. Смешных и жутких, лёгких и с глубоким смыслом. Он не жалеет ни об одном дне, которые провёл в СИЗО. Свою службу нёс честно, за что его после выхода на пенсию выбрали председателем Совета ветеранов этого учреждения.

Помимо этого сейчас Андрей Александрович является заместителем председателя Курганского регионального отделения Российского Морского собрания. Оно объединяет ветеранов флота и занимается воспитательной, патриотической работой.

- У России — славная и великая история! - утверждает Андрей Кирьянов. - Мы по праву можем гордиться ей и должны приумножать её. В этом — истинное предназначение всякого русского человека. Я почти четверть века имел дело с преступниками и скажу вам честно: никакой воровской романтики нет. Это всё уловки, чтобы заманить на скользкий путь несмышлёных подростков и потом использовать их в своих целях. Никакой романтики в том, чтобы причинять зло другим и расплачиваться за это своей свободой, не существует.

Николай Волков.

ФОТО автора и пресс-службы УФСИН России по Курганской области.

Инфографика:

Управление ФСИН России по Курганской области — это:

- 9 учреждений отбывания наказания, в том числе два СИЗО;

- более 2100 сотрудников, из них около 400 — в следственных изоляторах;

- порядка 4300 осужденных, подозреваемых и обвиняемых, включая 650 — в СИЗО.

Комментарии

Все новости рубрики Общество