Заряженная жаждой творчества

Накануне дня рождения мы беседуем с Любовью Савиной о жизни и ее любимом театре.

Эту актрису Курганского театра драмы знает и любит не одно поколение зрителей. Ей под силу сыграть любую роль, ее персонажи яркие, сложные, противоречивые.

Тяга к прекрасному с детства

-Любовь Ивановна, непростая профессия актрисы – ваша мечта?

-Моя родина - старинное большое село Воскресенское, ныне Кирово Курганской области. Папа преподавал русский язык и литературу, играл на скрипке, мама была музыкально одарена и прекрасно пела. Все это повлияло на мое будущее. Вспоминаю забавный случай из раннего детства: как-то я упала в крапиву и обожгла ногу, а потом ревела так страшно, что родители, видя мою ужасную реакцию, вызвали врача, который решил, что у меня растяжение ноги. Мне забинтовали ногу, боль прошла и я, как ни в чем не бывало, снова побежала играть. Уже это, наверное, было маленьким театром.

О театре я не думала, увлекалась танцами, занималась при Доме культуры в танцевальном ансамбле под руководством заслуженного работника культуры РСФСР Нины Пермяковой. В наш ДК после окончания курганского училища культуры по распределению приехала Нина Усатова. Мы с ней подружились, Нина мечтала стать актрисой и поступить в Щукинское училище. Она и повлияла на мой выбор. Мы общаемся до сих пор, она осталась такой же умной, простой, замечательной, хлебосольной, всегда помнящей свои корни.

Я стала актрисой Курганского театра драмы, закончила Свердловский театральный институт, где попала к очень сильному мастеру, ученику великого Георгия Товстоногова, Вячеславу Анисимову. Однажды он пригласил меня в камерный театр в Екатеринбург сыграть

роль Раневской, в пьесе Чехова «Вишневый сад». Три сезона я играла эту роль. Я очень люблю театр, литературу, живопись, музыку. У нас в доме был проигрыватель «Рекорд» и куча пластинок Трошина, Утесова, Вертинского. Этот мир меня всегда манил и был мощным духовным аккумулятором.

Положительная роль не значит легкая

-Какие роли для вас самые значимые?

-Моя первая роль в пьесе Виктора Розова «Четыре капли», я играла роль девочки. Очень нравился образ Варьки по роману Шолохова «Поднятая целина». Я играла даже роль Дон Жуана в комедии Мольера «Дон Жуан» режиссера Валерия Шапкина, тоже ученика Товстоногова. Очень хорошая антреприза была по Стриндбергу «Фрекен Жюли», где я играла сложный образ Жюли. Жаль, что с этим спектаклем мы не поехали на международный фестиваль, хоть и вошли в десятку лучших спектаклей этого автора. Для меня было удачей поработать с режиссером этого спектакля Михаилом Поляковым. Дороги мне роли и королевы Наваррской в «Нельской башне» по роману Дюма, и Анфисы Громовой во «Вдовьем пароходе» по пьесе Грековой и Лунгина режиссера Леонида Гушанского.

Возможно, мне самой надо было заняться режиссурой чуть раньше, мне это очень нравится, ведь моя специализация «режиссер и актер театра». В 1997 году я поставила в филармонии первую курганскую оперу «Метель» по пьесе Марины Цветаевой на музыку Александра Фадеева, затем сказки «Кукарямба» и «Золотой цыпленок». Как режиссер-постановщик в нашем театре подготовила театральные уроки: «А мы такие молодые», «Есенин», «Герои Первой мировой», «У меня есть сердце…», «Послушайте!..». Они мне очень дороги, я благодарна артистам, художникам, всем участникам постановочной части.

-Одна из ваших последних ярких ролей – мамаша в спектакле МакДонаха «Калека с острова Инишмаан». Это женщина, имеющая проблемы с алкоголем и с психикой. Насколько сложно вам было играть эту роль?

-Пока готовилась к роли, изучила все, начиная от флага и гимна Ирландии, прочитала историю страны. Мне нужно это все было прочувствовать, напитаться. В жизни ведь много всего насмотрено, я

поняла, какой должна быть мамаша. Режиссер Егор Гришин помогал в деталях выстроить этот образ. Я всегда стараюсь получить от режиссера максимум информации. Эта роль мне легко далась.

-Вам интереснее играть положительных или отрицательных персонажей?

-Это совершенно не имеет значения. Каждый персонаж – это живой образ, со всеми своими качествами: и положительными, и отрицательными. Например, роль директора школы Лидии Ивановны в пьесе Червинского «Счастье мое» очень неоднозначна, как и все герои этого послевоенного времени. Неоднозначна и роль несчастной матери Лидии Федоровны в драме Богославского «Любовь людей». Все образы мне дороги.

Чтение – любимое занятие

-Вы сказали, что много читаете. Какие книги сейчас на

вашем столе?

-Много читала иностранной литературы: Жана Кокто, Юхана Стриндберга, обожаю произведения Олдоса Хаксли - замечательного английского писателя. Года два назад перечитала роман Пушкина «Евгений Онегин», романы Гончарова «Обломов», Чернышевского «Что делать?» Там такая глубина, такой клад!

Недавно Виктор Федорович Потанин подарил мне свою книгу. Я перечитала все рассказы, удивительные и трогательные. Хотелось бы, чтобы молодежь заинтересовалась творчеством нашего замечательного зауральского классика. Кстати, мы с Татьяной Гомбоевой 14 декабря будем читать в концертном зале филармонии его повесть «Легкая». Я приглашаю вас.

-Как вы относитесь к современной драматургии?

-Все меняется, и драматургия тоже. Современные пьесы отображают реалии нашей жизни, но стоит ли это все переносить на сцену!? Хочется немножко возвыситься над обыденностью, «посветить фонариком». Как сказала Ахматова, «если искать, всегда найдется жемчужина».

-Удается ли вам смотреть спектакли других театров?

-Да, иногда удается. Когда бываю в Москве, хожу, в первую очередь, в театр «Сатирикон». Восхищаюсь игрой Константина Райкина. Смотрела

и «Ричард III» по Шекспиру, и «Контрабас» по Зюскинду с его участием. Столько в нем ума, лицедейства, глубины, блеска!

Мы - странные люди: актеры, художники, музыканты. Без театра и творческой отдачи просто себя не представляем. Очень радует, что театр ежегодно пополняется молодыми актерами. И мы всегда ждем вас, дорогие зрители!

Светлана Тельминова, фото Марины Бурнашовой.

Комментарии

Оставить комментарий

Все новости рубрики Персона